ХLegio 2.0 / Метательные машины / Теория и практика / Правда или вымысел / Скорее всего вымысел...

Скорее всего вымысел...

П. Солонарь, И. Старшинов

В "ТиН". 1982, № 5 была опубликована статья Д.Зенина "Артиллерия древних: правда и вымысел". Она посвящена вопросам существования и применения доогнестрельной артиллерии. Этот вопрос действительно представляет интерес, поскольку упоминание о метательных машинах встречается в основном в исторических произведениях, доступной же литературы для более глубокого изучения данного вопроса мало. Большинство работ по этой теме или изданы за рубежом, или опубликованы в специальных изданиях небольшими тиражами и, естественно, малодоступны для широкой публики. В этих условиях "ТиН" – единственное в СССР издание, которое в последнее время сколько-нибудь подробно высказывалось по данной проблеме. К сожалению, статья Д.Зенина, на мой взгляд, несколько поверхностна и показала недостаточное знакомство автора с исследованиями и материалами по данному вопросу, нет строгости в истолковании фактов. Чтобы не быть голословным, приведу анализ некоторых положений этой статьи.

 

И. СТАРШИНОВ, Москва

 

Статью Д.Зенина, а также присланный материал И.Старшинова мы попросили прокомментировать подполковника П.СОЛОНАРЯ. Начнем с выводов И.Старшинова.

 

И.Старшинов: Автор статьи "Артиллерия древних: правда и вымысел" Д.Зенин с недоверием относится к сведениям, приводимым летописями и другими источниками, считая их дополнениями "алхимиков от военного дела средневековья". Однако даже откинув "хроники" и "жития", источники найти все же можно. К примеру "Записки о галльской войне" Юлия Цезаря, которым Д.Зенин, судя по всему, все же доверяет. Так, Цезарь упоминает об использовании метательной машины (скорпиона) в битве при Аварикуме. Далее эти машины появляются во время высадки римлян Британии. Наконец, при описании осады галлами укрепленного римского лагеря под Герговией Цезарь отмечает, что для защиты от осаждающих "оказались очень полезными метательные машины". Упоминание об использовании машин есть также в восьмой книге "Записок о галльской войне", написанной соратником Юлия Цезаря А. Гирцием.

Достаточно подробное описание метательных машин при обороне есть и в другой книге Юлия Цезаря – "Записки о гражданской войне", где отмечается применение камнеметов при обороне г. Массилии от войск Требония.

Обширные сведения о метательных машинах содержатся также в книге Иосифа Флавия "Иудейская война". В этой книге не только говорится об использовании метательных машин при осаде и обороне крепостей, но и приводятся некоторые данные, позволяющие оценить тактико-технические характеристики этих устройств. Причем ознакомиться с частью этих сведений можно и не прибегая к книге Иосифа Флавия, поскольку они приводятся Ф.Энгельсом в его заметке "Катапульта".

Сведения об использовании метательных машин есть и в византийских источниках, например в книгах Прокопия Кесарийского "Война с готами" и Иоанна Камениата "Осада Фессалоники". О первом из авторов упоминает и Д.Зенин, когда речь идет о стрелометном устройстве. Вместе с тем в книге Прокопия Кесарийского "Война с готами" упоминаются камнеметные машины – онагры. Да и стрелометная машина, согласно общепринятому мнению, также должна быть отнесена к доогнестрельной артиллерии.

Не менее интересные сведения приведены в книге Иоанна Камениата. В ней упоминается о применении метательных машин при осаде Фессалоники арабскими пиратами и 904 г. н. э., то есть как раз в тот период, когда арабы, согласно Д.Зенину, "обходятся исключительно мечом, копьем и луком".

Разумеется, эти источники составляют лишь незначительную долю работ, которые необходимо принимать во внимание, когда речь идет о ниспровержении господствующей точки зрения. (Достаточно подробное описание чудо-машин, относящихся к некоторым историческим периодам, можно найти, например, в работах А.Кирпичникова и С.Школяра.) Вместе с тем вызывает недоумение тот факт, что Д.Зенин полностью игнорирует существование работ древних инженеров, таких, как Герон, Апполодор, Филон, Витрувий, и других, а ведь в их работах приведены не только общие описания машин, но и конкретные данные, необходимые для их постройки. В том, что это большее, нежели прожекты "фантастических машин", убеждают, например, работы Э.Шрамма, который построил и испытал образцы метательных машин согласно описаниям древних инженеров, показав тем самым, что устройства эти во всяком случае работоспособны.

 

П.Солонарь: Всякое оружие начинает влиять на ход боевых действий только после того, как оно поступило в достаточном количестве в действующие войска и применялось массированно. Материальной предпосылкой этого служит исключительно господствующий способ производства средств вооруженной борьбы и организации обеспечения войск вооружением. Отсюда неизбежная закономерность – поражающие возможности оружия и средств защиты определяют в ходе боевой практики характер боевых действий войск.

Понятно, что в процессе производства средств вооруженной борьбы были и тупиковые участки, когда инженерная мысль билась над решением химерических задач. Поэтому, несмотря на доводы И.Старшинова, метательные системы большой мощности можно рассматривать исключительно как один из тупиковых участков в истории развития военно-теоретической мысли, ибо они не оставили следов своего боевого применения.

Теперь об источниках. Прежде всего пока из наследия античной древности самыми достоверными можно считать только глиняные таблички с клинописными текстами ассирийцев, найденные при раскопках Ниневии и Вавилона. Все греческие и римские тексты известны только из средневековых рукописей, древнейшие из которых датируются XIV-XV вв. Подлинников нет.

К мемуарам Юлия Цезаря, на которые ссылается И.Старшинов, необходимо подходить с учетом редакторской правки средневекового переписчика, к тому же в его книгах многое не только противоречит здравому смыслу, но и объективным законам природы. В противном случае необходимо вполне серьезно воспринимать упомянутую Цезарем стену, поделившую Британию на два климатических пояса.

"Иудейская война" Иосифа Флавия – своего рода сборник поэтических вымыслов автора, прямых заимствований из библейских книг и фантастических рассказов. Но поскольку книга рассказывала о взятии "священного града Иерусалима", равно почитаемого и христианским и мусульманским миром, то она пользовалась в средние века огромной популярностью, благодаря чему нанесла невероятный вред как христианскому, так и магометанскому летописанию. Как справедливо отмечает Д.Лихачев, средневековые авторы, плененные богатством образов античного оригинала, повествуя о современных событиях, зачастую списывали тексты "Иудейской войны" Иосифа Флавия.

Византийские источники все без исключения отличаются тенденциозностью, особенно это относится к описанию осад Фессалоники. Но что примечательно: самые ужасные (по текстам) машины осаждающих арабских пиратов (сарацин) или славян служат исключительно одной цели – акцентировать внимание читателя на доблести защитников. На этот факт указывает и Д.Зенин.

Не только Э.Шрамм, но и его предшественник де Фолар экспериментировали с моделями метательных машин. Однако как только от уменьшенных копий переходили к изготовлению более или менее подходящих для боя образцов, они сразу же разочаровывали создателей.

Работы Герона, Апполодора, Филона, Витрувия и ряда других светочей античности известны только в средневековых переводах, что допускает разного рода приписки и даже фальсификации.

 

И.Старшинов: В статье Д.Зенина значительное место занимает раздел, посвященный доказательству того, что метательные машины не могли применяться из-за их якобы малой эффективности. Однако приведенные им данные не позволяют сделать решительно никаких выводов как в пользу такого вывода, так и против него. Более того, непонятно, что хочет сказать Д.Зенин, приводя величину импульса силы: то, что выбрасывание более тяжелых снарядов требует и большего импульса силы, ясно и без того. Очевидно, правильная постановка вопроса будет следующей: могла ли аккумулирующая система, использованная в машине, накопить энергию, необходимую для вылета снаряда с определенной скоростью. Но этот вопрос Д.Зенин обходит молчанием. Вместе с тем в свое время П.Львовским были проведены достаточно глубокие теоретические исследования устройства торсионных машин (баллист и катапульт), на основании которых им были выведены формулы, позволяющие оценить не только дальнобойность орудий и скорость вылета снаряда из установки, но и такие характеристики, как вес и размеры этих орудий, а также силу, которую необходимо приложить для взвода устройства. Эти расчеты, в которых использовались соотношения между компонентами машин, предложенные вышеупомянутыми древними инженерами, привели к результатам, достаточно хорошо согласующимися с результатами опытов Шрамма. Поэтому я полагаю возможным построить свой анализ именно на этих расчетах.

Учитывая, что знания древних по баллистике находились на довольно низком уровне, Львовский вполне резонно предположил, что основным видом стрельбы из метательных машин должна быть прямая наводка, в силу чего угол вылета снаряда из установки был, в общем, небольшим (очевидно, не более 20-25°). Приняв этот угол равным 20°, Львовский получил, что скорость вылета снаряда составляла для катапульт 44 ±4 м/с и для баллист 65 ±5 м/с. Соответственно дальность полета снаряда была 100-150 м для катапульт и 230-320 м для баллист. Это, в общем, не так уж мало, особенно если учесть, что дальнобойность античного лука не превышала 100 м.

Важны также и такие характеристики, как размеры и вес машин, а также максимальная сила, которую необходимо приложить во время взвода рычагов машины. Для расчета этих данных я также использовал формулы и соотношения, полученные Львовским. Полученные результаты приведены в таблице.

 

Вес снаряда, кг

Вес установки, кг

Размеры рамы, м

Максимальная сила взвода, кг

1. Катапульты

1

150

1,96 х 1,17

142

2

300

2,48 х 1,49

226

5

600

3,36 х 2,00

416

10

1200

4,23 х 2,54

660

15

1800

4,84 х 2,90

865

25

3000

5,75 х 3,45

1216

30

3600

6,10 х 3,66

1373

80

9600

8,46 х 5,08

2460

2. Баллисты

0,5

64,3

586

1

120

884

1,5

172

1134

2

223

1340

2,5

273

1540

5

510

3540

 

Если считать, что метательная машина взводится механизмом с передаточным отношением 1:4 и что максимальная сила, развиваемая человеком, составляет 80 кгс и непосредственно на взводе машины работают 4 человека, то получаем, что этих усилий достаточно для стрельбы катапульт, метающих снаряды весом до 30 кг, и баллист, метающих снаряды весом до 2 кг. Кроме того, более сложные передаточные устройства, а также большее количество обслуживающего персонала делает возможной эксплуатацию более мощных машин. Так что в машинах Архимеда, метавших камни весом до 80 кг, нет ничего неправдоподобного, хотя результаты, показанные ими, были для своего времени безусловно рекордными.

Интересно отметить, что вес машин, метавших камни весом до 30 кг, в общем умеренный. Это не только делало возможной их транспортировку в разобранном виде, но и, вероятно, позволяло передвигать эти машины на небольшое расстояние непосредственно в собранном виде. Поэтому едва ли справедливо утверждение Д.Зенина о том, что подобные машины отличались "полным отсутствием маневренности". Более того, вес машин, метавших снаряды весом до 10 кг (менее 1,5 т), и их размеры (4х 2,5 м) позволяют вполне обоснованно предположить, что именно эти машины как раз и транспортировались в собранном виде.

 

П.Солонарь: Труд, затраченный П.Львовским, бесспорно, заслуживает самого глубокого признания, но для баллист не учтен опрокидывающий момент, возникающий при соприкосновении метательного рычага с опорной балкой при выстреле, и такой важный компонент, как сопротивление воздуха снаряду. Кроме того, П.Львовский своими расчетами прежде всего доказал, что более или менее транспортабельными были весьма посредственные установки, рассчитанные на вес снаряда до 5 кг. Если бы снаряды этой массы могли поражать групповую цель, применение метательных установок было бы вполне рентабельно.

Создание же деревянного сооружений массой в 9,6 т, способного переносить ударные нагрузки, при всем уважении к гению Архимеда находится до сего времени за пределами даже наших технических возможностей.

Само использование "сложных передаточных устройств" делает систему мало пригодной для боевого использования по причине низкой надежности. Уровень сложности техники должен соответствовать уровню подготовки обслуживающего штата.

Конечно, с позиций последней четверти XX века вес боевой системы в 0,5 т можно считать умеренным, особенно если ее поставить на колеса с пневматическими шинами, но время вероятного практического их применения было эпохой деревянных ободов, к тому же отсутствовали амортизаторы, я уже не говорю о дорожных покрытиях. Кроме того, большие габариты чудо-машины ограничивали маневр, исключая всякую неожиданность для противника. И поэтому для ведения боя совершенно бесполезны.

 

И.Старшинов: Метательные машины использовались, безусловно, при осаде крепостей. Об этом упоминает и Д.Зенин, но ограничиваясь единственной задачей – разрушение стен. Однако даже беглое знакомство с источниками и исследовательскими работами показывает, что задача эта была не только единственной, но в ряде случаев даже и не основной. Наряду с этой задачей существовали по крайней мере еще четыре, для решения которых могли с успехом применяться метательные машины. Это, во-первых, обстрел стен в целях поражения защитников, а также разрушение настенных укрытий. Во-вторых, ведение беспокоящего "огня" по постройкам за стеной, а также по местам скопления живой силы. В-третьих, бомбардировка укреплений и построек за стеной зажигательными снарядами. В-четвертых, обстрел ворот и других мест выхода из крепости при отражении вылазок осажденных.

Рассмотрим теперь характеристики машин, требуемые для решения этих задач. К ним относятся: дальнобойность орудия, крутизна траектории, мощность снаряда. Как было уже сказано, метательные орудия (во всяком случае, торсионного типа) позволяли получать вполне приемлемую для своего времени дальность при сравнительно отлогой траектории (угол вылета снаряда 20°). Следовательно, можно считать, что метательные машины все же обеспечивали угол встречи снаряда со стеной достаточно близкий к вертикальному, а раз так, то они могли нанести заметные повреждения укреплениям. Это доказывается следующим расчетом. При встрече неразрывного снаряда с вертикальным препятствием основные разрушения обуславливаются горизонтальной составляющей общей энергии снаряда. Тогда приняв вес снаряда 10 кг, скорость полета в момент встречи со стеной – 35 м/с и угол встречи – 25° к горизонтали, получаем, что полезная энергия снаряда (то есть энергия, идущая на разрушение стены) составит 11 кДж. (Для сравнения: такой энергией обладает груз весом в 1 т при падении с высоты 11 м). Очевидно, для более тяжелых снарядов, обладающих к тому же большей скоростью, полезная энергия будет еще больше.

Вместе с тем, несмотря на значительную силу удара, метательные снаряды, разумеется, далеко не всегда разрушали стены, тем более что строители стен знали характеристики метательных машин. Как справедливо отмечает С.Школяр, обычно разрушались слабые стены, не рассчитанные на применение противником машин. Вместе с тем очевидно, что настенные укрытия могли быть уничтожены, после чего защитники крепости могли уничтожаться как массированным обстрелом из машин, так и стрелами из луков.

Примеры этого можно найти, например, у Иосифа Флавия и Иоанна Камениата. Очевидно, пользу приносил также и беспокоящий обстрел, который может оказывать психологическое воздействие на гарнизон и жителей осаждаемой крепости и дезорганизовать снабжение (разрушение продовольственных складов). О таком применении упоминают, например, А.Гирций и Иосиф Флавий. Далее, нет необходимости говорить, какое значение мог для успеха осады иметь поджог деревянных укреплений и построек внутри крепости. Метательные машины весьма эффективны при забрасывании в крепость зажигательных снарядов и, в частности, сосудов с горючими жидкостями.

 

П.Солонарь: Утверждать, что метательные машины могли быть достаточно эффективны при осаде крепостей, наивно, а разрушение стен с помощью чудо-оружия просто невозможно.

Обстрел стен в целях поражения защитников, стрельба по скоплению живой силы, ведение "беспокоящего огня" по постройкам за стеной даже при дальностях стрельбы 150-250 м относятся к области фантастики на военную тематику.

Дезорганизовать снабжение при обстреле источников воды или складов продовольствия метательные установки не могли потому, что обстреливать объекты, расположенные за стенами укрепления вне поля видимости "артиллеристов", бесперспективно. Такой способ обстрела относится к стрельбам с закрытых позиций по невидимым целям. Для достижения эффекта здесь необходимы точные данные о расположении объектов и обязательная корректировка стрельбы, без чего полностью исключается какая-либо вероятность поражения объекта. Разрушение продовольственных складов, о которых пишет И.Старшинов, дезорганизовать снабжение не может, так как при натуральном хозяйстве античности и средневековья склад или солидный погреб были в каждом доме у каждого хозяина.

Метательные машины могли бы быть эффективным средством забрасывания в крепость зажигательных снарядов – сосудов с горючими жидкостями, если бы античность и средневековье могли бы решить такие задачи, как массовое производство разрушительных снарядов определенного стандарта, их хранение, а также транспортировку "сосудов с горючими жидкостями" в районы вероятного применения. Не менее серьезным вопросом было и запаливание зажигательной смеси. Эффективные зажигательные снаряды создали только в конце XVIII в., когда появился порох, а решить проблему транспортировки боевых зажигательных средств с жидкостями смогли в самое недавнее время, на рубеже первой и второй мировых войн. Другое дело – обыкновенные стрелы, обернутые паклей или ветошью, – дешево и сердито. Сотня конных лучников при принятой емкости колчана – 30 стрел и оптимальном темпе стрельбы 12 выстрелов в минуту (что легко поддается практической проверке. – П.С.) могла обрушить на избранный участок за 2 мин 30 с до 3000 горящих стрел.

Сорвать контратаку обстрелом выходов из осаждаемого укрепления невозможно, так как для этого нужно знать заранее время и место предполагаемой вылазки, а также держать дежурные метательные машины, изготовленные к выстрелу. Если первое в какой-то мере осуществимо, то второе исключается полностью, поскольку действие метательной установки основано совершенно на других закономерностях, чем метательных систем с применением пороха. Даже если лук продолжительное время хранить в натянутом состоянии, то напряжение, возникшее в тетиве и амортизаторах (дуговой пружине), вызовет уставание материала, в итоге показатели системы резко ухудшаются. Если это справедливо для систем с незначительными нагрузками, то что говорить об установках, где напряжения измеряются тоннами? Кроме того, осажденные, как правило, производили свои вылазки ночью.

 

И.Старшинов: И все-таки применение машин при обороне крепостей возможно! И здесь также существовал ряд задач, для решения которых могли использоваться метательные машины. Во-первых, борьба с метательной артиллерией осаждающих. Во-вторых, уничтожение или, во всяком случае, нанесение повреждений инженерным сооружениям противника. (О таком применении пишет и Юлий Цезарь.) В-третьих, машины могли быть эффективны и против живой силы. Правда, Д.Зенин утверждает, что такое применение маловероятно из-за того, что снаряды якобы различимы простым глазом и от них можно увернуться. Однако эти доводы все же неубедительны. Хотя теоретически снаряды метательных машин и различимы простым глазом, практически заметить их можно не всегда, поскольку размеры их не так уж и велики (например, диаметр ядра весом 20 кг составит не более 20-25 см), скорость же их полета достаточно велика (более 100 км/ч для катапульт и более 200 км/ч для баллист). Кроме того, могут быть приняты специальные меры для того, чтобы затруднить обнаружение ядер. Пример тому приводит Иосиф Флавий, который рассказывает, что при осаде римлянами Иерусалима осажденные пытались уменьшить потери от снарядов метательных машин выставлением наблюдателей. Они предупреждали осажденных о приближении снаряда. Однако тактика эта приносила определенный успех только до тех пор, пока римляне не покрыли свои снаряды темной краской, сделав их малозаметными. После чего наблюдатели оказались практически бесполезными.

 

П.Солонарь: Применение метательных машин при обороне крепостей могло бы рассматриваться как одна из задач доогнестрельной артиллерии, но ни у одного из ныне известных средневековых укреплений на стенах и башнях нет площадок для размещения метательных машин.

Использование метательной установки против одиночной цели, тем более движущейся, не только маловероятно, но и нерентабельно. Отсутствие же осколочно-фугасного действия у снарядов чудо-оружия исключает использование его для поражения групповых целей. Кроме того, снаряд неидеальной аэродинамической формы диаметром 20-25 см, вылетая из катапульты со скоростью 30-40 м/с, из-за сопротивления воздуха во время полета будет резко терять скорость, и при достижении цели она станет значительно меньше, чем первоначальная.

"Специальные меры", затрудняющие обнаружения ядер, – покраска в черный цвет, дает тот же эффект, что и молитва перед выстрелом. К тому же черный (темный) цвет мало различим в темноте, но никак не днем.

 

И.Старшинов: Особенности метательной артиллерии, и в первую очередь их невысокая скорострельность, а также трудности прицеливания и пристрелки (особенно для катапульт), действительно делают их малопригодными для использования во встречном бою. Но применение этих машин было бы достаточно эффективно в следующих случаях: разрушение полевых фортификационных сооружений и уничтожение находящейся в них живой силы, организация засад, защита переправ и берегов от высадки десантов.

Разумеется, можно было бы еще многое сказать по поводу статьи Зенина. Однако уже из сказанного выше видна недостаточная компетентность последнего в обсуждаемом вопросе.

 

П.Солонарь: Применение установок в полевых сражениях более чем бесперспективно, поскольку предельная дальность стрельбы этих грозных орудий – 150-250 м – расстояние, которое легкая конница, рыцари и пехота пройдут за считанные минуты. Поэтому если первый залп и выведет из строя несколько бойцов противника, то второго залпа не будет, ибо, пока прислуга будет перезаряжать свои орудия, атакующие успеют подойти к противнику вплотную и вступить в рукопашную.

Обеспечение переправ при указанных расчетных дальностях стрельбы представляется бесполезным.

Защита берегов от высадки десантов могла бы иметь место, если бы обороняющимся заранее было известно точное место высадки десанта, и одного залпа установок было бы достаточно для нанесения ощутимых потерь десантно-высадочным средствам противника. Но поскольку уже первый залп выдавал бы присутствие грозного оружия, то перенос плацдарма метров на пятьсот полностью выводил бы десантников из-под обстрела.

Утверждения И.Старшинова о хорошей обученности и большом опыте осад и штурмов, которым обладали рыцари и кнехты (активные бойцы средневековья), не верно. Рыцари обучались в домашних условиях как единоборцы, так же подготавливались и стрелки, кнехтов никто ничему не учил.

Штурмы стали возможными только с появлением взрывчатых веществ, до этого осадное дело сводилось к разорению окрестностей и прекращению подвоза продовольствия блокированному объекту. Примечательно, что даже наш язык сохранил память о том далеком времени: "хоть на стенку лезь" – поговорка, означающая безвыходное положение.

К сожалению, во многих средневековых трактатах, на миниатюрах и даже иконах встречаются изображения метательных машин. Они попали даже в Московский лицевой свод XV века. Но все установки выглядят, несмотря на кажущуюся достоверность, очень подозрительно. В тех же источниках содержатся куда более фантастические сведения: плавающие сапоги, колесницы с серпами, пушки, стреляющие за угол, рекомендации в морском бою обстреливать корабли противника бочками с жидким мылом, "дабы сделать палубу скользкой", и многие другие "для ратных дел пользительные предположения". Метательные машины подкупают кажущейся простотой своей конструкции, а поэтому легко воспринимаются за объективно существовавшие, хотя все попытки изготовления аналогичных образцов оказывались безуспешными. Но это не смущало исследователей, явный неуспех объяснялся незнанием секретов древних мастеров и умельцев. Так что статья Д.Зенина "Артиллерия древних: правда и вымысел" кажется мне более аргументированной, чем статья И.Старшинова, особенно с точки зрения стратегии и тактики ведения боевых действий.

 

 

Рис. 1. Реконструкция античного камнемета.

 

 

Рис. 2. Полибол по Филону (схематический вид сбоку).

Авторство этого изобретения приписывается Дионисию из Александрии.

 

 

Рис. 3. Палинтон для метания каменных ядер по Филону, Герону и Витрувию.

Описание этой машины дал в своей работе Шрамм.

 

 

Рис. 4. Пращевой камнемет с противовесом по Кирпичникову.

Считается, что подобные пороки в XIII веке обеспечивали большую точность и кучность стрельбы снарядами весом от 20 до 90 кг.

 

 

Рис. 5. Китайская "Камнеметная башня" (пао лоу).

Это странное артиллерийское орудие, по-видимому, предназначалось, как пишет Школяр, для обстрела высокорасположенных целей. Устройство для выбрасывания снаряда заканчивается не пращей, а трубой, что необычно для китайских камнеметов. Надо полагать, что выброс снаряда из трубы происходит с меньшим углом возвышения.

Публикация:
Техника и наука. №3, 1983