ХLegio 2.0 / Библиотека источников / Знаменитые сражения / Катастрофа в Тевтобургском лесу, 9 г. н.э. / Римская история (консулу Марку Виницию)

Римская история (консулу Марку Виницию)


Марк Веллей Патеркул (Перевод: А.И. Немировский)

Marcus Velleius Paterculus. Historiae Romanae ad M. Vinicius Cos.

Книга II

[...]

 

117. Едва Цезарь положил конец Паннонской и Далматской войнам, как менее чем через пять дней после столь великих деяний из Германии пришло горестное известие о гибели Вара и уничтожении трех легионов и стольких же конных отрядов и шести когорт335. Но фортуна была исключительно милостива к нам хотя бы в том, что к этому был непричастен Тиберий…336 Надлежит задержаться на причине поражения и личности Вара. (2) Квинтилий Вар, происходивший из семьи скорее известной, чем знатной, был от природы человеком мягким, спокойного нрава, неповоротливым и телом и духом, пригодным скорее к лагерному досугу, чем к военной деятельности. Что он не пренебрегал деньгами, доказала Сирия, во главе которой он стоял: бедным он вступил в богатую страну, а вернулся богатым из бедной. (3) Будучи поставлен во главе войска, которое было в Германии, он воображал, что этих людей, не имеющих ничего человеческого, кроме голоса и тела, которых не мог укротить меч, сможет умиротворить правосудие. (4) С этими намерениями он вошел в глубь Германии и протянул летнюю кампанию, словно бы находясь среди людей, радующихся сладости мира, и разбирая по порядку дела с судейского возвышения.

118. Что касается германцев (кто этого не испытал, едва поверит, — несмотря на чрезвычайную дикость, они необыкновенно хитры — от рождения народ лжецов), они придумывали один за другим ложные поводы для тяжбы: то втягивали друг друга в ссоры, то благодарили за то, что римское правосудие кладет им конец, за то, что их дикость смягчается новизной неведомого им порядка, и за то, что ссоры, обычно завершавшиеся войной, прекращаются законом. Всем этим они привели Квинтилия в состояние такой беззаботности, что ему казалось, будто он в должности городского претора творит суд на форуме, а не командует войском в центре германских земель.

(2) Тогда вялостью нашего полководца как поводом для преступления воспользовался Арминий, сын вождя этого племени, Сигимера, юноша знатный, в бою отважный, с живым умом, с неварварскими способностями, с лицом и глазами, отражающими отблеск его души; будучи усердным участником наших прежних походов, он но праву заслужил римское гражданство и был введен во всаднический ранг. Он весьма здраво рассудил, что никто не может быть застигнут врасплох быстрее, чем тот, кто ничего не опасается, и что беспечность — самая частая причина несчастья. (3) Итак, он сделал своими соучастниками сначала немногих, а вслед за тем большинство: он говорил, он убеждал, что римлян можно победить, и, связав планы с действиями, назначил время выступления. (4) Вару это становится известно благодаря Сегесту, верному и влиятельному человеку этого племени. Он также требовал…337 рок над замыслами и притупил у Вара всю остроту ума. Ведь дело обстоит так: обычно, если божество задумает изменить чью-то судьбу, то сокрушает и его замыслы и (что печальнее всего) случившееся кажется заслуженным, и несчастье превращается в вину. Итак, Вар отказывается верить, выразив надежду, что расположение к нему германцев соответствует его благодеяниям. После первого предупреждения недолго оставалось ждать второго.

119. Об обстоятельствах столь страшного бедствия, тяжелее которого не испытывали римляне в столкновениях с внешним миром после разгрома Красса в Парфии, мы, как это сделали и другие, попытаемся рассказать в надлежащем сочинении. Здесь же нам придется его оплакать. (2) Армия, отличающаяся своей доблестью, первая из армий по дисциплине и опытности в военном деле, попала в окружение из-за вялости своего полководца, вероломства врага и несправедливости судьбы. Воины не имели даже возможности сражаться и беспрепятственно производить вылазки, как они этого хотели. Некоторые из них даже жестоко поплатились за то, что вели себя как подобает римлянам по духу и оружию; запертые лесами и болотами, попавшие в западню, они были полностью перебиты теми недругами, которых прежде убивали как скот, так что их жизнь и смерть зависели от их гнева или от их сострадания. (3) У военачальника хватило духа более для того, чтобы умереть, чем для того, чтобы сражаться: ведь он пронзил себя по примеру отца и деда338. (4) Что касается двух префектов лагерей, то насколько славным был пример Л. Эггия339, настолько же позорным — Цейония когда была потеряна большая часть войска, он решил сдаться, предпочитая кончить жизнь во время казни, чем в бою. Чтo же касается Нумония Валы341, легата Вара, человека во всем остальном уравновешенного и честного, то он подал ужасный пример: оставив пехоту, лишенную поддержки конницы, вместе с другими бежал к Рену. Судьба отомстила ему за это: он не пережил покинутых, но был убит как перебежчик. (5) Полусожженное тело Вара было в ярости растерзано врагами. Его отрубленная голова, посланная Марободу и переправленная им Цезарю, была, однако, почетно погребена в родовом склепе342.

 

Примечания

 

335. Ср.: Tac. Ann., I, 3, 6; 43, 1; 55—65; Flor., II, 30; Dio Cass., LIV, 18—22. Номера легионов — 17, 18, 19. [назад к тексту]

336. В «A» и «P» ducem causa persona тогат exegit. У Штегмана — duce causa et persona moram exegit. Мы следуем этому толкованию текста, понимая под duce Тиберия. [назад к тексту]

337. Лакуну в этом месте некоторые издатели заполняют с помощью текста Тацита (Ann., I, 58, 2): «Он также требовал, [чтобы заговорщики были закованы, но уже возобладал] рок над замыслами». [назад к тексту]

338. Испорченное место. В «P» avitiq., в «B» и «A» — aviq. Ренан в «P» добавил «exempli successor», что принято остальными издателями. О смерти отца Вара после Филипп см. II, 71, 2. [назад к тексту]

339. Л. Эггий (Eggius), выходец из плебейского рода, давшего во II в. до н. э. трех консулов. [назад к тексту]

340. Эпизод другим авторам неизвестен. Цейонии в качестве римских должностных лиц появляются лишь со II в. до н. э. [назад к тексту]

341. Г. Нумоний Вала известен из эпода Горация (I, 15) как выходец из Кампании. Имя Нумоний засвидетельствовано также в легендах римских монет. [назад к тексту]

342. Знаменитое место, свидельствующее о том, что уже после крушения родовой организации в Риме сохранялся один из признаков рода — общность погребения (см. Немировский А. И. История раннего Рима и Италии. Воронеж, 1962, с. 135). [назад к тексту]

Публикация:
Немировский А.И., Дашкова М.Ф. «Римская история» Веллея Патеркула. Воронеж, 1985